Плоды самоуничижения

Плоды самоуничижения

No Comments
Участвующий во встрече глав исламских стран в Мекке президент Ирана Махмуд Ахмадинэджад, давая 8 декабря интервью иранскому телевидению, сказал: «Некоторые европейские страны утверждают, что Гитлер уничтожил в печах миллионы невинных евреев. Хотя мы не признаём это утверждение, если предположить, что оно верно, если европейские страны говорят, что они убивали евреев во время Второй Мировой войны, почему бы им не предоставить сионистскому режиму кусок Европы? Германия и Австрия могут выделить режиму две или три провинции, чтобы режим обосновался там, и проблема будет решена. Вы предложите часть Европы, и мы поддержим это». По сравнению с заявлением того же Ахмадинэджада, сделанного им 26 октября, когда он призвал попросту стереть Израиль с карты мира, его новое предложение несоменно намного более рационально и заслуживает гораздо большего внимания. По крайней мере, теперь иранский президент готов позволить израильским евреям собрать манатки и перекочевать на очередное место постоянного жительства в Европу. Ну разве это не благородно по отношению к «агрессорам и оккупантам»? ...
Читать далее...
Птица против Бульдозера

Птица против Бульдозера

No Comments
   Глядя на результаты голосования, можно принять сегодняшний Ликуд за некое летающее создание. У обитателя высот крылья представленные победителем Нетаниягу (правое) и отставшим более чем на 10% Шаломом (соответственно левое), скреплены в единый механизм небольшим и крепким идеологическим туловищем по имени Фейглин. Да-да, именно так. «Профессиональные» политики и дипломаты Нетаниягу и Шалом конечно выдающиеся фигуры, но делает Ликуд –Ликудом именно Фейглин, придавая концепции партии ту долю необходимой правой бескомпромиссности которая и привлекает избирателя. Ситуативно же перемещающийся между флангами – крыльями Кац придает всей конструкции необходимую устойчивость и гибкость. И вот, примостившись поудобнее в кабине пилота - председательском кресле, Биби приступил к управлению этой летающей машиной. Начал он с декларации новых тенденций в политике партии. Первым серьезным шагом, как пока только пообещал Нетаниягу, станет выход министров от Ликуда из кабинета, с последующим формированием альтернативного правительства. ...
Читать далее...
После праймериз в «Ликуде»

После праймериз в «Ликуде»

No Comments
  Вполне уверенную победу на внутренних выборах в «Ликуде» одержал Биби Нетаниягу. Он получил 44,4% голосов членов партии и без всякого второго тура стал председателем партии, которая до последних недель была крупнейшей в Кнессете и по сути правящей в Израиле. Наследство, полученное Биби, выглядит менее привлекательно: партия стоит на пороге неизвестности, за месяц из нее в шароновскую «Кадиму» сбежали десятки депутатов Кнессета, включая таких столпов ликудовского дела, как Цахи Анегби, Эхуд Ольмерт и Шауль Мофаз, и на предстоящих выборах «оптимистичные» социологические опросы пророчат Ликуду 12-13 мест в парламенте. Второе место на праймериз занял Сильван Шалом – нынешний министр иностранных дел, собравший 33% голосов; за ним следует лидер «Еврейского руководства в Ликуде» Моше Фейглин, получивший около 13%. Последним финишировал Исраэль Кац – 8%. ...
Читать далее...
mofaz

“И ты, мой Брут” – спросил “Ликуд”.Но звать назад – напрасный труд…

No Comments
Перебегание верных «ликудников до гроба» в шароновскую партию «Кадима» приняло сюрреалистические очертания. Едва успели проводить в кадимный путь верного Цахи Анегби, как вслед за ним отправилась туда же еще более заметная и одиозная фигура – министр обороны Шауль Мофаз. Переход Мофаза из партии в партию был встречен улюлюканьем журналистов и нервным хохотом широкой общественности. Еще позавчера господин Мофаз, кандидат в председатели партии «Ликуд», нахмурив высокий мужественный лоб, говорил, что «Ликуд» – это дом, а дом не бросают». А уже вчера, нахмурив тот же самый лоб, он пояснял прессе, что «мы с премьер-министром хорошо сотрудничаем и должны спасти страну». Как удается последовательно руководить армией человеку, так быстро прозревающему и меняющему фундаментальные жизненные убеждения, остается загадкой. Не надо, однако, быть оракулом, чтобы угадать причину ухода Мофаза: он ушел из «Ликуда» ровно в тот момент, когда его рейтинг упал ниже рейтинга Моше Фейглина, представляющего правые патриотические силы в «Ликуде». ...
Читать далее...
Видеоклипы, посвященные трансферу и его последствиям

Видеоклипы, посвященные трансферу и его последствиям

No Comments
PTSD сегодня или психологические последствия процесса размежевания

PTSD сегодня или психологические последствия процесса размежевания

No Comments
Редко кто задумывается о серьезных психологических последствиях процесса размежевания. Тем не менее, в самом ближайшем будущем зародившиеся недавно проблемы усугубятся и решать их будет гораздо труднее. В нашей стране время течет по-своему. События накатываются как волны одно на другое, и мы не успеваем сделать передышку, оглянуться назад, как уже накатывает новая волна и уносит в безбрежное море новых событий государственной важности. Прошло чуть около месяца с окончания процесса размежевания, а телевизионные экраны и газетные страницы пестрят новостями. Страна живет предстоящими в марте выборами, изменениями на политической карте страны, природными катаклизмами в мире. Проблемы поселенцев, выселенных из своих домов, понемногу уходят в прошлое, и только немногие аналитики, по роду своей профессии вынужденные заниматься этим неприятным вопросом, пытаются предугадать результаты размежевания с экономической и политической точек зрения. Редко кто задумывается о серьезных психологических последствиях процесса размежевания. Тем не менее, в самом ближайшем будущем зародившиеся недавно проблемы усугубятся и решать их будет гораздо труднее. О каких же проблемах идет речь? Говоря о последствиях выселения евреев из Гуш Катифа, мы можем разделить пострадавших на три группы: выселяющие, выселяемые и свидетели выселения. Эти группы во многом различаются, но, к сожалению, их объединяет общая <История болезни>. Нет сомнения, что процесс размежевания является тяжелой травмой для всего израильского общества. Известно, что когда человек переживает событие, связанное с сильным стрессом, вызывающим чувство беспомощности, страха или стыда, у него может развиться посттравматический синдром (PTSD - posttraumatic stress disorder). Таким событием может являться: угроза жизни или физической целостности, разрушение частной собственности, присутствие при надругательстве над другим человеком, а так же ситуация, в которой человек сам является жертвой физического и психологического насилия. Этот синдром выражается в следующих симптомах: 1. Человек переживает снова и снова травматический инцидент, приведший к болезни. Он может видеть ночные кошмары, возвращающие его к пережитому событию. Его мучают навязчивые мысли и иллюзии связанные с инцидентом. 2. Человек постоянно избегает ситуаций, напоминающих о пережитом стрессе, а так же старается стереть из своей памяти (определенные) события, связанные с травматическим инцидентом. 3. Может появиться повышенная возбудимость и нервозность, сопровождаемая бессонницей. 4. Возможны нарушения памяти и концентрации. 5. Может возникнуть тяжёлая форма депрессии. Человек старается избегать общения и в особенности межличностных отношений. Эти симптомы чаще всего проявляются в течение от одного до шести месяцев после инцидента, однако известны случаи из медицинской практики, в которых они проявлялись через несколько лет после травматического события. Очень трудно сравнивать различные группы населения по степени перенесенной травмы. Кому пришлось труднее с психологической точки зрения - выселяемым или выселяющим? На наш взгляд, более правильным подходом является анализ каждой группы в отдельности, не сравнивая их. Травматические инциденты, спровоцированные людьми, чаще вызывают посттравматический синдром, чем природные явления. Дело в том, что травмы такого рода разрушают наши представления о людской порядочности и всеобщей справедливости (Янов-Бульман, 1992). Нет сомнения, что жители Гуш Катифа и Самарии, изгнанные из родных домов, пережили сразу несколько аспектов именно такой стрессовой ситуации. Прежде всего, эти люди лишились своих домов, а так же части имущества, по решению своего правительства. Тот факт, что правительство обязалось частично возместить эти убытки, не возмещает горечь утраты родной земли, до боли знакомых стен и привычных вещей. Кроме того, поселенцы, оставшиеся в своих домах до самого размежевания, испытали физическое насилие и психологическое давление. Известно немало случаев применения физической силы со стороны армии и полиции к поселенцам, не желавшим покидать свои дома (включая женщин и детей). Трудно сказать, что оказывает более разрушительное действие на психику - физические или психологические методы воздействия. Эмоциональная атмосфера в последние недели, предшествующие размежеванию, и во время самого процесса, была накалена до предела. Поселенцы были полностью погружены в нервозный процесс переезда, у них не хватало времени следить за собственными детьми, с каждым днем становилось все больше арестованных. Полная неизвестность относительно будущего только усугубляло их состояние. Среди наиболее интенсивных способов воздействия на поселенцев была угроза лишения родительских прав, в случае ареста матери. Действия такого рода, даже со стороны враждебного правительства, вызывают сильнейший стресс. Но когда это происходит в родной стране, тяжелые воспоминания усугубляются разочарованием в своих прежних лидерах и отсутствием веры в будущее. К сожалению, проблема усугубляется еще и тем, что поселенцы продолжают находиться в подвешенном состоянии, располагающим к серьезному стрессу. Никто не знает, когда будут получены компенсации. Несомненно, возникнут трудности с устройством на работу. Постоянного места жительства у них нет. Пока что большие многодетные семьи живут в тесных временных помещениях. Все это может показаться не таким уж страшным по сравнению с голодом и высокой смертностью, которые испытывают классические беженцы из разных стран. Однако именно неоднозначность ситуации приводит к проблеме. Многие израильтяне не видят смысла сочувствовать поселенцам, не понимая всю глубину их психологического стресса. К сожалению, в Израиле уже был прецедент выселения правительством людей из поселения, в которое оно их направило. Речь идет о выселении из поселения Ямит в 1982 году. Тогда правительство тоже взяло на себя обязательство выплатить компенсации изгнанникам и обеспечить им существование. Несмотря на это, результаты неутешительны: <среди изгнанников из Ямита был очень высок процент самоубийств, разводов и экономического краха> (Ави Фархан, председатель бывшего городского совета Ямита). Изгнанники из Офиры, другого маленького городка на синайском полуострове, долгое время после изгнания страдали от сильных страхов и бессонницы (Мосес и др. 1985 г.). Отсутствие прямой физической угрозы не спасает от психологического стресса и проблем в последствии. Значительное преимущество поселенческих общин Гуш Катифа и Самарии состоит в их высокой сплоченности. Большинство жителей хотят и дальше продолжать жить в одной общине. Исследования показывают, что сплоченность пострадавших после бедствия, уменьшает риск развития посттравматического синдрома. С другой стороны, слишком сплоченная община давит психологически на каждого отдельного члена. Семья, пожелавшая отделиться от общины или принимать какие-либо самостоятельные решения, может испытать очень сильный стресс из-за ощущения <отлучения от общины>. Особое внимание требуется уделить тяжелой психологической ситуации детей изгнанных поселенцев. Они находятся в непривычной обстановке, часто не имеют возможности нормально учиться. Наиболее тяжела для детей потеря авторитета родителей, не справляющихся с ситуацией. Следует помнить, что детский посттравматический синдром выражается в других формах. Дети не демонстрируют открыто свой стресс, страх и разочарование. Они проявляют эти симптомы косвенным образом: в играх, рисунках, проблемном поведении, пониженных успехах в школе. Эти симптомы приводят, в свою очередь, к проблемам в дальнейшей социализации. Поэтому, заметив подобные симптомы у детей, необходимо немедленно обратиться за профессиональной помощью. К сожалению, в нашей стране существуют и другие группы населения, обладающие риском развития посттравматического синдрома. Одна из них - это <люди с другой стороны забора> - полицейские и солдаты, выполнявшие приказ размежевания. Может возникнуть вопрос: почему у солдат, участвовавших в практически бескровной войне, могут возникнуть психологические расстройства? Однако, если мы обратимся к истории исследования посттравматического синдрома, нам станет ясно, что все гораздо сложнее. Активные исследования в области PTSD начались в 60-х годах, вследствие войны между США и Вьетнамом. Около 70% американских солдат испытывали серьезные психологические расстройства через несколько лет после окончания войны. Кроме того, бывшие солдаты страдали от чрезмерного употребления наркотиков и алкоголя. Процент разводов и арестов среди этих людей был гораздо выше, чем в обычном обществе (Мэнсон и др., 1992). Эти факторы не имели ничего общего с результатами подобных исследований времен 2-й мировой войны, на которой гибло гораздо больше людей. В ходе изучения данной проблемы стало ясно, что главными факторами, связанными с риском развития посттравматического синдрома у солдат, являются участие в издевательских действиях над противником, отсутствие ясной цели при выполнении своих действий, тем более неприятие этих целей, а так же отсутствие гордости в принадлежности к боевому полку. Во время войны во Вьетнаме у солдат не было патриотизма и ощущения необходимости войны, им нередко было стыдно за выполняемые ими бессмысленные жестокие приказы, что и приводило к PTSD. В аналогичную ситуацию попали полицейские, и в особенности солдаты, проводящие в жизнь приказ о размежевании. Многие не принимали решение правительства, но и тем, кто был согласен с политикой Шарона, было больно вытаскивать из домов беспомощных женщин и детей. Многие из таких солдат были курсантами отборных войск. Они стремились защищать свою еврейскую родину от врага, и меньше всего хотели бороться с еврейскими братьями. Постоянное чувство стыда, которое появлялось у них, и о котором постоянно напоминали им выселяемые поселенцы, будет сопровождать их многие годы и возможно приведет к тяжелым психологическим последствиям. Нужно учесть, что многие солдаты возвратились с размежевания в осуждающую их среду, не говоря уже о солдатах и полицейских из поселенческих семей. Неприятие и осуждение окружающей среды может сильно усугубить их и без того шаткое психологическое состояние. Состояние солдат, вернувшихся с Войны Судного Дня в общины, которое их не поддерживали, не улучшилось, а усугубилось со временем (Мербаум, 1977). Следует сказать несколько слов и о 3й группе. Большинство израильтян сидело в дни размежевания у экранов телевизора, наблюдая за рыдающими поселенцами и опускающими глаза, залитыми красками солдатами, не имея возможности помочь или как-то еще повлиять на происходящие события. Они были свидетелями. Так ли это легко? Исследования показывают, что свидетели насилия и издевательств, применяемых к другим гражданам, могут развить симптомы PTSD. Подобная ситуация вызывает душевную боль и беспомощность, которые в свою очередь приводят к посттравматическому синдрому. Эта опасность грозит не всем. Многое зависит от личностных качеств, поддержки семьи и других факторов. Но факт остается фактом: на сегодняшний день в Израиле практически не существует человека, в той или иной степени не подверженного риску развития посттравматического синдрома. Исследования показали, что эта проблема напрямую связана с развитием депрессий, ростом самоубийств, и употреблением наркотиков и алкоголя. Мы уже отмечали, что посттравматический синдром нередко проявляется только через несколько месяцев после перенесенной травмы. Не случайно израильское общество срочно заинтересовалось подорожанием топлива. Оно защищается от прошлого самым известным способом - пытается забыть. Но чем меньше мы будем говорить о проблеме, тем больше она усугубится. Посттравматический синдром - серьезная болезнь, грозящая, в случае отсутствия лечения, перерасти в хроническую проблему, а так же повышающая риск других психиатрических расстройств. Поэтому если Вы заметили у себя, у своих родственников или друзей признаки, описанные в начале статьи, немедленно обращайтесь к психологу или социальному работнику! Возможны тяжелые осложнения. К этим осложнением относятся: тяжёлая форма депрессии, хроническая бессонница, устойчивые фобии, сердечные заболевания и сахарный диабет. Чем раньше Вы обратитесь к психологу социальному работнику, тем выше шанс на успешное лечение. Помните, что Вам нечего стыдиться. К сожалению, государство не предпринимает серьезных усилий разрешить психологические последствия размежевания. Изгнанные поселенцы, разбросанные по временным жилищам и предоставленные сами себе, не имеют на сегодняшний день никакой возможности посещать частных психологов. Государство практически не создает новых рабочих мест для социальных работников и психологов, которые могли бы помочь поселенческим семьям, в особенности детям, справиться с тяжелым стрессом. А время идет. И некоторые травмы останутся у этих детей на всю жизнь. Они останутся и у молодых солдат, и у подростков, потерявших мотивацию служить в армии, и у многих других граждан нашей страны. Это бомба замедленного действия. И если мы не хотим, что бы она взорвалась в один прекрасный день, нужно принимать меры сейчас. Мы обращаемся за помощью к специалистам, готовым пожертвовать свои знания и время, а так же к людям, неравнодушным к здоровью нашей нации, и готовым помочь материально. Не проходите мимо чужой человеческой боли. Процесс размежевания обошелся нам, слава Б-гу, почти без крови. Но зародившееся во время него зерно взаимной ненависти, разочарования в справедливости и неверия в будущее может перерасти в более трагический процесс. Эяль Эзуз, студент факультета психологии Маша Писецкая, социальный работник Статья опубликована на сайте ...
Читать далее...
Обращение Координационного Совета אַמַ”ץ

Обращение Координационного Совета אַמַ”ץ

No Comments
Координационный Совет общественных движений и граждан за Израиль - государство справедливости, демократии, государство, помнящее о своей истории Присоединяйтесь к нам, к нашей борьбе! Др. Ефим Кельман - председатель, 050-729-8685, Efim.Ke@gmail.com Ася Энтова - пресс-секретарь, 050-752-3979, entova@rjews.net Александр Непомнящий - 054-764-1632, sashanep@gmail.com Элеонора Шифрин-Полтинникова - 054-440-7581, yamin22@netvision.net.il Игорь Печерский - 054-462-4017, igor.pechersky@gmail.com Др. Евгений Мерзон - 052-364-9210, emerzon@rjews.net Йосеф Менделевич - 050-872-0586, ndmm@neto.bezeqint.net Адвокат Ицхак Бам - 054-754-6790, itzikbam@gmail.com Марина Горфинкель - 050-675-2084, sashulka@bezeqint.net Рахель Спектор - 04-862-0797, gangaev@012.net.il Стало историей одностороннее отступление Израиля из Газы. Сбылись и каждый день продолжают сбываться самые худшие прогнозы и опасения. Что же дальше? Первым делом - помочь выселенным: нужны добровольцы для самых разных работ (см., например, ...
Читать далее...
Что у Шарона в прикупе?

Что у Шарона в прикупе?

No Comments
В ходе политической партии в покер на столе Израиля на днях произошло нечто подобное. Морду, конечно, никому не набили – выше, напоминаю, речь шла о приличных компаниях. Да и передернувший успел пересесть на другую сторону стола, заняв выгодную боевую позицию - генерал все-таки. По прошествии суток после с одной стороны прогнозируемого, с другой стороны – неожиданного маневра, наконец начала пририсовываться диспозиция игроков перед сдачей карт для следующей партии. ...
Читать далее...
1154

Когда будем праздновать День Конституции?

No Comments
 В последние годы в Израиле участились разговоры о необходимости принятия формальной конституции. Председатель комиссии Кнессета по вопросам конституции и законодательства Михаэль Эйтан провёл за последние три года более пятидесяти заседаний на эту тему. Со своей стороны, израильский Институт Демократии запустил в 2000 году широкомасштабную кампанию в прессе с той же целью. Институт также провёл десяток семинаров с участием знаменитых юристов, бывших и нынешних министров и депутатов Кнессета, судей и представителей академической элиты, чьим результатом явился проект Конституции, который они и предлагают израильскому обществу.   Со времён становления Государства подобных инициатив насчитывается более двух десятков, однако две последние отличаются, на мой взгляд, тем, что в сегодняшней израильской политической системе, да и в самом обществе, особо остро ощущается кризис ценностей. Достижения сионизма, позволившие Израилю превратиться из «халуцианского» - первопроходческого – общества в общество отчасти потребительское с широким средним классом, привели к ослаблению идеологического накала и к расшатыванию ценностных устоев. В подобных условиях народ склонен откликаться на инициативы по приведению в порядок законодательства через принятие Конституции - тем более, когда часть граждан воспринимает наличие Конституции как необходимый признак причастности к «западной цивилизации».   ...
Читать далее...
Отчуждение

Отчуждение

No Comments
Был обычный августовский день. Наша группа уже третий день находилась в израильском городе Тверия. До этого мы месяц пребывали в Стране, участвуя в стажировке в Еврейском университете в Иерусалиме. Иерусалим по климату выгодно отличается от других израильских городов. Тверия - совсем другое дело. Сорок градусов днем, тридцать ночью. К этому сложно привыкнуть людям, живущим в восточноевропейском климате. Но спасают кондиционеры. Их мне долго потом не хватало в Киеве. Там тоже жарко летом, но освежать помещения еще не додумались. До отъезда в аэропорт еще было довольно много времени. Я вышел из гостиницы, направившись в сторону центра города. Центр - конечно же, громко сказано. Просто красивая набережная с множеством магазинов и кафе, ресторанов и торговых палаток. Набережная без пляжа. Это огорчило многих из нашей группы. Но выход был найден. Прыгали в воду прямо с камней. Жертв не было. Никто не разбился. Накануне вечером мы гуляли по этой самой набережной. Жизнь била ключом. Как всегда в Израиле (и в отличие от Украины), все было освещено. На набережной слышалась русская речь. Я снова подумал, что Иерусалим - это, наверное, единственный израильский город, где мало русского языка. И я не знаю, стоит ли из-за этого огорчаться. Экскурсовод, прикрепленная к нашей группе, говорила, что мы приехали в сложный момент. Страна находится на грани гражданской войны. До нее не так много времени, как кажется. И, действительно, в Израиле политические события развиваются гораздо быстрее, чем в других странах мира - может быть, тоже из-за климата? Но признаков такой напряженности мы не видели, по крайней мере, в Тверии. Проводить аналогии с другими странами - занятие неблагодарное, но невольно вспомнилась прошлогодняя Украина. Тогда напряжения на улицах, в общении между людьми, в транспорте, вузах и магазинах было куда больше. До этого о гражданской войне нам говорил русскоязычный охранник из больницы в Цфате. Мы попали к этой больнице совершенно случайно. Просто хотели посмотреть на настоящий израильский лес, хорошо видный из окон нашей гостиницы. В лес мы так и не попали. Возле больницы был забор, а обходить не хотелось. Все так же мешала жара. От нее было просто невозможно скрыться. А привыкнуть мы не успели, месяц - слишком мало для этого. Мы на иврите спросили у охранника, как пройти. Он ответил. Мы не поняли и начали говорить между собой по-русски. Тогда и он перешел на русский язык. Оказалось, что он из Кривого Рога и попал в Страну после длительного знакомства с программами Еврейского Агентства. Знакомство это происходило, как оказалось, в том числе и в известном многим пансионате <Дюбек> в Киеве, на семинаре <Еврейское самосознание> . Охранник жил в Стране уже пять лет, три из которых прослужил в армии. Он бы вряд ли пошел в украинскую армию, подумал я. А здесь пришлось. Казалось, что он знает ситуацию. Но тихий, умиротворенный Цфат совсем не был похож на город, разделенный надвое политическим конфликтом. Мы уехали из Цфата в Тверию. Поездка подходила к концу. Ничто не нарушало наш покой. Как плохо, что в Украине или в России не знают здешнюю ситуацию, подумал я. В газетах, по телевидению и радио все время говорят о терроре, взрывах, политических конфликтах. Но на самом деле всего этого нет. Или просто для нас, туристов, видевших Страну с парадного входа, это так и осталось незамеченным? ...Итак, я спустился, преодолевая жару, к набережной. Зашел в универмаг. Ничего интересного. Городская торговля в Израиле сейчас мало чем отличается от аналогичной украинской. Чтобы почувствовать разницу, надо прийти на базар, а универмаги теперь во всем мире одинаковы. Товары, цены, бренды и потребительские ожидания не знают границ. Было спокойно, нереально спокойно. Возле магазина продавались газеты. Ивритские, и по одной англоязычной и <русской>. Заголовки пестрели тревогой и ожиданием неизбежного столкновения с чем-то тяжелым и опасным. Но, в этот момент на них не особенно хотелось смотреть. Жизнь вокруг мало в чем соответствовала картинам из прессы. Идти в гору не хотелось. На маршрутке вернулся домой. Войдя в номер, окинул взглядом собранные вещи. Было время спускаться. Автобус стоял перед входом, сияя своей синевой. В холле были сложены сумки, рюкзаки, коробки с книгами. Немного в стороне работал большой телевизор. Возле него стояло много людей. Так много обычно не бывает. Только что-то чрезвычайное могло их всех туда привести. Хозяин гостиницы был чем-то обеспокоен. Хотя я видел его всего лишь третий день, это казалось непохожим на него. Накануне он подходил к нашей группе и интересовался, понравилось ли нам у него в отеле. И мы отвечали, что все замечательно, хотя не всегда это было так. Впрочем, политики тогда массово предрекали Стране приток иностранных инвестиций. А это значило, что ему удастся починить сантехнику. Но это неважно. Главное происходило в холле. Камеры второго канала показывали происходящее в Неве-Дкалим. Солдаты и полицейские выводили и выносили евреев, забаррикадировавшихся в синагоге. <А что будет потом с синагогой? Разрушат бульдозерами?> - спросил один из моих друзей. Ответа не последовало. Вернее, отвечать не хотелось. И я, и он знали ответ, и вопрос был задан не для того, чтобы получить информацию, а для чего-то другого. Мы понимали все без слов, слова были не нужны. Но автобус не мог ждать. Мы ушли. Светило солнце, и казалось, что люди в окнах улыбаются вместе с ним. Мы ехали по залитым светом дорогам, минуя арабские деревни, заправки, перекрестки. Ничего не говорило о депортации. И казалось, что и поселенцы, и солдаты жили в какой-то другой стране. Стране, очень далекой от Тверии или Цфата, Лода или Тель-Авива. И, наверное, в чем-то это так и было. Казалось, что только что увиденное на экране - новый фантастический фильм с Брюсом Уиллисом. Горящие покрышки, полицейские против детей, столбы дыма над подожженными домами Гуш-Катифа. В стране, где люди так любят друг друга, это не могло произойти. Между тем, наш автобус подъехал к аэропорту. Проверка безопасности была традиционно внимательной и бескомпромиссной. Войдя в самолет, я увидел довольно много израильтян. Они читали газеты, игрались с мобильниками, смотрели в окна. Стюардесса подходила к каждому из нас и объясняла правила поведения в экстремальных ситуациях. Самолет готовился ко взлету. Примечание редактора: В те часы, когда автор заметки ехал в аэропорт и садился в самолет, спецназ брал штурмом крышу синагоги в Кфар-Даром. Толпу подростков возле блокпоста Кисуфим расстреливали из водометов. Бывшая одесситка Елена Босинова облила себя бензином и подожгла. В сторону Са-Нура и Хомеша начинали стягиваться силы армии, чтобы остановить добровольцев, которые хлынут туда после разрушения Гуш-Катифа. А на Севере было по-прежнему тихо и жарко. В арабских деревнях вдоль трассы Тверия - Тель-Авив готовились к празднованию Дня Капитуляции Израиля... ...
Читать далее...
Page 10 of 25« First...8910111220...Last »