Недельная глава Итро: Цель и средство

Недельная глава Итро: Цель и средство

No Comments
Существенную часть Торы составляют заповеди. Но было бы ошибочно считать их исполнение самоцелью и утверждать, что познание Б-га является средством, необходимым для того, чтобы заставить человека исполнять закон. В словах "Пусть люди знают, что Всевышний не только сотворил небо и землю, но, завершив создание мира, не отпустил Своей руки, а продолжает управлять всеми процессами - тогда они будут трепетать перед Ним и исполнять в точности все Его повеления" нарушена логика: цель превращена в средство, а средство - в цель.  Причина, по которой сыновья Израиля соблюдают Б-жественный закон, - не страх наказания, а желание приблизиться к Творцу. Это приближение - цель, а исполнение заповедей - средство. И нет другого пути для достижения цели, кроме исполнения заповедей: ибо только подобный понимает подобного и каждое исполненное повеление раскрывает перед человеком новые возможности постижения Б-жественной сущности.  Это легче всего увидеть на примере заповеди субботы: "Шесть дней работай и делай всякое дело твое, а день седьмой - суббота - Б-гу Вс-сильному твоему: не делай никакого дела... Ибо в шесть дней сделал Б-г небо и землю, море и все, что в них, и отдыхал в день седьмой..." (Шмот, 20:9-11). Человек обязан отстраниться от всех дел в субботу, потому что Всевышний прекратил в этот день творение.  Но разве дела Творца - это дела человека? Разве может человек создать материю из ничего или поставить солнце и луну на место, определив для них орбиты? Что случится, если он в седьмой день чиркнет спичкой или забьет гвоздь? Продолжая созидательную деятельность, он утратит подобие Творцу и не сможет понять своего Создателя: Его желания и замыслы, Его бесконечное добро, изливаемое на мир.                             ...
Читать далее...
878

Оповещение о чуде

No Comments
  Основная заповедь праздников Ханука и Пурим - оповещение о чуде, которое сделал Всевышний для наших предков в "те дни, в это время". В Пурим мы рассказываем о чуде спасения еврейского народа, который оказался на грани физического истребления, когда злодей Аман решил убить, уничтожить и истребить всех евреев от мала до велика, включая женщин и детей. Замысел Амана в точности повторился в замысле нацистов - да сотрется их имя. Но Всевышний спас наш народ: Аман и его сыновья были повешены, такое же наказание постигло нацистских преступников, осужденных на Нюренбергском процессе. ...
Читать далее...
874

Недельная глава Ваишлах: Борьба до рассвета

No Comments
Душа и тело Эсав и Яаков пришли в мир как две противоположности: один преисполнен физических сил и стремлением к получению удовольствий и материальных благ, другой любит отгородиться от суеты пологами шатра и погрузиться в размышления о высоких аспектах. Братья похожи на душу и тело, с момента рождения находящиеся в постоянной борьбе. ...
Читать далее...
872

Менора

No Comments
Возьмите крылья и взгляните, Как смотрят птицы с высоты Туда, где сходятся все нити, Тревоги, горести, мечты. И пусть воскрылия одежд ...
Читать далее...
Недельная глава Ваишлах

Недельная глава Ваишлах

No Comments
Наш праотец, возвращаясь из долгого изгнания, полагал, что сможет так или иначе примириться с Эсавом, возненавидевшим его из-за благословений Ицхака. Яаков узнает, что Эсав движется ему навстречу и посылает гонцов с богатыми подарками, надеясь задобрить своего брата. Он полагает, что ненависть Эсава проистекает из обычной зависти, не позволяющей человеку смириться с тем, что кто-то преуспел больше, чем он, или из чувства оскорбленного достоинства, не дающего признать преимущества и правоту другого, или из того, что кто-то встал на пути и мешает осуществлению планов. Так же и Ривка считала, что гнев Эсава не будет вечным и когда-нибудь успокоится. Посоветовав Яакову уйти на какое-то время из дома, она сказала: "И поживи с ним с твоим дядей Лаваном какое-то время, пока не успокоится гнев брата твоего". Как правило, время и расстояние помогают забыть обиду. "Какое-то время", о котором говорила Ривка, растянулось на двадцать лет. За все эти долгие годы Эсав ни разу даже не подумал о том, что стоило бы как-то примириться с братом и найти с ним общий язык. Яаков, готовясь к встрече со своим ненавистником, думает о трех путях спасения: откупиться богатыми подарками, вступить в открытую борьбу и бороться за свою жизнь и жизнь своей семьи, погрузиться в молитву, полагаясь на помощь Творца. Он думает не о победе над своим братом и физическом уничтожении его, как силы, противостоящей во всех начинаниях, а о том, как привести конфликт к концу - примириться по-хорошему или заставить осознать, что его не так-то просто одолеть. На первый взгляд, наш праотец достигает своей цели: Эсав, увидев его покорность, с одной стороны, и, с другой стороны, почувствовав силу, говорит: "Отправимся в путь и пойдем, и я буду идти рядом с тобой". Кажется, что в следующих главах Тора должна описать идиллию братской любви, подобную той, о которой говорит Давид в одном из псалмов: "Вот что хорошо и вот что приятно - сидеть братьям всем вместе". Однако события разворачиваются по-другому: Яаков находит самые разные предлоги, чтобы отклонить настойчивые предложения брата идти одной дорогой и отказывается от его услуг: как верной и надежной охраны в пути: "Господин мой знает, - говорит Яаков Эсаву, - что есть у меня дети неокрепшие и скот, предназначенный в жертву всесожжения, и если их погонять даже один день то умрет весь скот. Пусть же господин мой пойдет перед слугой его, а я буду двигаться потихоньку, с той скоростью, с какой движется мое имущество передо мной и дети мои, пока не приду к господину моему в Сеир место проживания Эсава. Мудрецы наши говорят: "Можете просмотреть все книги Танаха и не найдете даже намека на то, что Яаков пришел когда-нибудь к Эсаву в Сеир. Но разве можно предположить, что Яаков, который говорит только правду, обманул своего брата? Когда же тогда он сдержал свое слово и пришел на гору Сеир? Это должно состояться в будущем, как сказано: "И взойдут спасшиеся на гору Цион, чтобы судить гору Сеир (Берешит Раба, 78:14). Т.е. в конце времен, собравшись у горы Цион и обретя силу, потомки Яакова придут к горе Сеир, чтобы положить конец власти, установленной потомками Эсава во всем мире. Но почему же Яаков, стремившийся положить конец конфликту, отказывается от его урегулирования на дружеской основе, предполагающей равноправие, взаимоуважение и даже взаимовыручку. Он предпочитает раздельное существование без всякой гарантии того, что гнев Эсава не вспыхнет вновь и он не попытается силой или хитростью одолеть брата. Объясняется это тем, что между двумя событиями: посыланием подарков Эсаву с целью расположить его к себе и отказом принять его предложение о помощи и защите в дороге - происходит еще одно событие - ночная борьба с ангелом. Кажется, что наутро Яаков почти забывает ночное происшествие, как страшный сон, который оставил неприятное ощущение, но не имеет большого значения.. Но это не так. Ночная схватка с загадочной силой произвела на Яакова глубокое впечатление и полностью изменила его взгляд на действительность. Его ночной противник не кто иной, как ангел Эсава. Столкновение Яакова с ангелом того народа, который должен произойти от его брата, означает, что конфликт между двумя близнецами никогда не носил характера спора об имуществе, не возник из-за оскорбленного достоинства или зависти менее способного к более талантливому. С самого начала непримиримая вражда между ними проистекает исключительно из идеологических противоречий и разного взгляда на мир. Если до этого столкновения Яаков мечтал о мирном существовании и создании "нового Ближнего Востока", то наутро он предпринимает ряд шагов, чтобы успокоить Эсава и показать ему, что ему не следует опасаться своего брата, вернувшегося из долгого изгнания. Но он не делает ничего для установления дружеских отношений. Первое разочарование постигло Яакова, когда он, только еще ступив на Святую землю, тут же отправил посланцев с подарками к брату и велел передать: "Вот я посылаю господину своему, чтобы найти милость в его глазах". Однако посланцы возвращаются и говорят: "Пришли мы к брату твоему, к Эсаву". Раши поясняет: "Ты думал, что он брат твой, а он ведет себя как злодей Эсав и до сих пор хранит ненависть к тебе". В этот момент Яаков еще надеется на восстановление родственных отношений, но с наступлением ночи его охватывает чувство одиночества. Как сказано: "И остался Яаков один". Это ощущение не было навеяно темнотой, а было началом пророчества, позволившего Яакову осознать истинный характер отношений с братом. Далее говорится: "И боролся с ним человек". Этот незнакомец напал на нашего праотца без какой-либо видимой причины, без предъявления претензий и обвинений. Когда же Яаков спросил: "Как зовут тебя?", он ответил: "Я ангел, а не человек" (Хулин, 91б). В этот момент Яаков понял, что все происходящее - это пророчество, ниспосланное с Небес, призванное разъяснить ему, что его спор с братом выходит за пределы конфликта двух людей и примирение невозможно. Народ, который произойдет от Яакова, будет стремиться к служению Б-гу, а потомки Эсава никогда не захотят признать, что есть Высшая сила, управляющая миром, и постоянно будут стремиться к тому, чтобы сбросить власть Небес. Поэтому, когда Эсав говорит: "Отправимся в путь и будем двигаться вместе...", Яаков воспринимает его слова как лозунг "Мир сейчас!", понимая, что примирение, если оно даже и произойдет, будет кратковременным. Во время пасхального седера мы произносим: "В каждом поколении встают против нас, чтобы истребить нас полностью". Это не паранойя вечно преследуемого еврея, а отражение жестокой действительности. В ту ночь Яаков понял, что дорога к миру не будет короткой, Мир наступит только в конце времен, в те дни, о которых говорится: "И поднимутся спасшиеся на гору Цион, чтобы судить гору Эсава, И власть будет принадлежать Б-гу" (Овадья, 1:21). После того, как народ Израиля удостоится своего национального возрождения, он сможет исполнить возложенную на него задачу преобразования всего мира и установления власти Вс-могущего. ...
Читать далее...
851

Недельная глава Хаей Сара: Хеврон

No Comments
Всевышний собрал крупицы почвы или, как говорят, «праха земного» со всей земли и создал тело человека. А затем вдохнул в него душу.  Название Хеврон образовано от слова «хибур» – «соединение». Отсюда был взят материал для головы первого человека, а сердце было создано из почвы Храмовой горы.  Итак, духовность впервые проникла в материальный мир через ноздри человека, когда Всевышний вдохнул в Адама душу. Несовместимое – дух и материя – соединились в тот момент, когда забилось сердце и возник человек.  Поскольку ноздри Адама не только наполняли легкие кислородом, но и все его существо – Б-жественным дыханием, оживляющим мир, его голова была важнее сердца и всех других частей тела. Поэтому он и похоронен там, откуда была взята земля для его головы, - в Хевроне. Соединение тела и души, Б-жественного дыхания, оживляющего мир, и воздуха в легких человека… Все это связано с этим географическим местом. Рядом с ним похоронена Хава. ...
Читать далее...
kdoshim 1

День приближения к Творцу

No Comments
Незадолго до захода солнца (ведь день начинается с вечера), перед наступлением великого дня 10-го числа месяца Тишрей, каждая синагога, где бы она ни находилась, наполняется людьми. Как когда-то наполнялись дворы Храма. Приходит в день великого прощения. Три еврея (те, кого выбрала община) берут свитки Торы и начинают молитву. Они - эти трое - еврейский суд, и в этот день они разрешают молиться вместе со всей общиной даже тем, кто совершил великие преступления и должен быть отторгнут от общины. Силой, данной еврейскому суду, они отменяют все обещания и клятвы, которые необдуманно или под угрозой дал человек. Это "развязывание" - отмена клятв, обещаний и обетов еврейским судом перед наступлением Йом Кипур известно как молитва Коль Нидрей ("Все обеты и все клятвы"). Такое начало вошло в обычай вскоре после изгнания евреев из Испании, произошедшего в 1492 году евреи были изгнаны из Испании. 30 тысяч испанских евреев предпочли остаться ценою измены вере отцов и перехода в христианство. Позднее возникло понятие маран (евреи, принявшие христианство, но тайно соблюдавшие еврейский закон). Но ведь даже под страхом смерти запрещено принимать чужую веру. Свою слабость мараны искупили: 20 тысяч из них были сожжены испанской инквизицией за то, что, приняв христианство лишь для вида, они продолжали втайне соблюдать еврейский закон. Именно для них - для маранов - звучало это разрешение еврейского суда прийти и молиться вместе со всей общиной. Постепенно такое начало Йом Кипур распространилось во всех еврейских общинах. Так начинается Йом Кипур - День Искупления. Драма встречи человека с Творцом. Что может быть полнее, великолепнее и трагичней?! В этот день года, Вс-вышний с необыкновенной силой открывается человеку, и два великих чувства переполняют сердце любого еврея: с одной стороны, ощущение величайшего блага, изливающегося как потоки чистейшего света, и, с другой стороны, чувство трепета, дрожи и страха, ибо перед лицом Творца становится явным любое несовершенство... Даже ангелы не могут устоять перед Его судом. Но если еврейское сердце стремится приблизиться к Тв-рцу и человек сожалеет о своих несовершенных поступках - все будет прощено. Трепет и радость, суд и прощение, боль наказания (цель которого - устранить дурное) и раскрытие величайшего блага и света по мере приближения творения к совершенству - все эти противоположности смешались и слились в единое целое в этот великий день. В молитве мы вспоминаем, что Йом Кипур - это решение всех судеб в небесах. В ней говорится, что в Рош а-Шана выносится приговор, а в Йом Кипур ставится под ним печать. И лежит перед Тв-рцом книга, и читается из нее само по себе, кто будет сотворен, а кто уйдет из мира: кто - от огня, а кто - от воды, кто - от голода, а кто - от жажды, кто - от меча, а кто - упадет на камни. Но молитва, раскаяние и добрые дела стирают любой приговор. Близость к Творцу являет несовершенство человека, но одновременно приближение к Нему пробуждает милость и прощение. Так и стоит еврей в этот день перед Творцом, отказавшись от еды и питья от захода солнца и до выхода звезд следующего дня, устранившись от всего материального, чтобы быть похожим на ангела, которому открыты высшие миры. Его губы бесконечно повторяют: "Прости", - и он знает, что в ответ в этот день звучит с Небес салахти ("уже простил"). Как слуга перед грозным царем, как сын перед любящим отцом, стоит еврей. И говорит он: "Ты меня сотворил, я - в Твоей руке, подчиняюсь Твоей воле. И в этом мое величайшее счастье, ибо Ты - царь наш, отец наш". Вот, как глина в руке горшечника: По воле своей надавит, по воле своей отпустит - Так и мы в руке твоей. Как веревка в руке моряка: По воле своей притянет, по воле своей отпустит - Так и мы в руке твоей. Две тысячи лет назад, когда в Иерусалиме, на горе Мория, еще возвышался Храм, в его дворах собирался чуть ли не весь народ. Это был день приближения к Творцу: приоткрывалась завеса и в Святая Святых заходил человек, Только первосвященнику, только один раз в году дозволялось войти туда, где небо соединяется с землей. Он быстро ставил на камень совок с углями, высыпал на них состав пахучих трав, произносил короткую молитву, прося о благополучии для всего народа в начавшемся году, и быстро выходил. Это было самое страшное и самое великое мгновение всего года. Так рассказывает Рабби Ишмаэль, который не один год был первосвященником Храма: "Однажды я зашел в Святая Святых, чтобы принести воскурения, и увидел Акатриэля, ангела высочайшего уровня, сидящим на высоком престоле. И сказал он мне: "Ишмаэль, сын мой, благослови меня". И сказал я ему: "Пусть будет желанно перед лицом Твоим, чтобы милость Твоя преодолела гнев твой, и проявилась бы милость Твоя и дала бы детям твоим более того, что им положено по суду". И качнул он головой (в знак согласия). С тех пор, как разрушен Храм, мы, произнося молитву, пытаемся описать словами то, что происходило в его дворах в это день. Мы вспоминаем, как народ с трепетом ждал выхода первосвященника из Святая Святых. Как великолепен был он в тот момент: как блеск шатра раскинутого над всем миром, как искры ангелов, несущих на себе престол, как радуга в облаке, как чистота самой короны. Так было, когда стоял Храм. А теперь его нет, и мы умоляем Творца, чтобы вновь было нам даровано место, где человек может так приблизиться к Б-гу. В Святая Святых первосвященник произносил исповедь и просил прощения за себя, за свой дом, за весь народ Израиля. И так он говорил: "О, Г-споди, согрешил я, искривил пути, пошел против Тебя как бунтарь". Первосвященник, прося о милости, произносил 72-х буквенное имя Всевышнего. И когда слышали это великое имя, то священники и весь народ преклоняли колени и распростирались на плитах Храма. Одно из чудес Храма проявлялось в этот момент: стояли в тесноте, а распростирались свободно. И подводили к первосвященнику двух козлов одинакового вида, и ставили по правую и по левую его руку, и вытаскивал он жребий, какой их них будет принесен в жертву, а какой - сброшен со скалы. С назначенным человеком отправляли в пустыню козла, которому выпало быть сброшенным со скалы. На рога его повязывали красную полосу из шерсти, от которой отрывали половину и вешали над воротами внутреннего двора. И еще одно чудо Храма: эта шерсть белела на глазах у всех в тот момент, когда в пустыне сбрасывали со скалы козла, вместе с которым улетали в пропасть все прегрешения народа. Как и сказано в книге пророка Йешаяу: "Если будут ваши грехи алы, обелю их, как шерсть". Когда был разрушен Храм, ушла защита Всевышнего, каждый день добавляет беду. И вот замучены римлянами десять праведников (среди них Рабби Ишмаэль). Молитва разрывает сердце, когда кантор читает об их смерти. И вывели прежде двоих из них - великих сынов Израиля Рабби Ишмаэля, первосвященника, и князя Раббан Шимона. Раббан Шимон умолял палачей: "Убейте меня первым, чтобы не видеть мне смерти того, кто служил господу и поднимался до самых небес". Но повелел злодей, издеваясь, бросить жребий. И пал жребий на Раббан Шимона. Сейчас же пролили кровь его - отсекли голову. Рабби Ишмаэль поднял ее и возопил: "Язык, который раскрывал Божественное учение, лижет ныне прах земной". О, как рыдал он. Дочь тирана римского, проходившая мимо, остановилась узнать, откуда этот вопль. Красота первосвященника поразила ее, и она просила отца пощадить его. Но разгневался злодей, услышав ее просьбу. Тогда она попросила снять кожу с лица Рабби Ишмаэля, и на это злодей согласился с готовностью. И вот, сдирая кожу с лица праведника, дошли до того места, куда налагают тфилин. Возопил Рабби Ишмаэль. Закричали ангелы-серафимы на небесах: "Это ли награда за великую приверженность Торе?! Вот супостат дразнит Великое и Страшное Имя твое, издевается над учением и законом Твоим". Тогда раздался голос с небес: "Если услышу еще одно слово - превращу весь мир в воду. Мое постановление - и вам надлежит принять его". ...
Читать далее...
capture of jerusalem

Недельная глава Дварим: Где ты?

No Comments
Однажды Всевышний искал человека: «Где ты?» - «Айека?» (слово состоит из тех же букв, что и «эйха»). Произошло это в тот момент, когда, совершив преступление, Адам пытался спрятаться от Него. Но прошло время, и теперь уже человек, осознав, что «нехорошо быть одному», начал искать Б-га. Однако Всевышний скрыл Себя, и даже ангелы спрашивают: «Где место величия Его?» Авраам нашел это место. «На этой горе покажется Б-г», - сказал Авраам после «акедат Ицхак» ("связывания Ицхака"). Он знал, что на гору Мория придут его потомки -- многочисленные, как звезды, -- чтобы увидеть Б-га. Но ведь Его нельзя увидеть! ...
Читать далее...
588

Недельная глава Итро: У подножия горы

No Comments
Подробное описание стояния у горы Синай фактически является рассказом о напряженной борьбе между двумя полюсами человеческой психологии: желанием самоустраниться перед чем-то великим и высоким и желанием реализовать свои потенциалы. Сначала сказано: "И задрожал весь народ, который в лагере". А дальше говорится: "И вывел Моше народ навстречу Всесильному". Даже в тот момент, когда высокая гора повисла над сынами Израиля и казалось, что они - не более чем пылинки, люди стояли выпрямившись, полные собственного достоинства: "...и стояли у подножия горы". Такое стояние можно рассматривать как положительное качество только в том случае, если человек четко ощущает, что он стоит у подножия горы. Иными словами: ясно осознает свое истинное положение, свою слабость и ограниченность. Тогда он стремится подняться на вершину – и в трепете рождается личность, полная достоинства. Когда же гордыня заставляет человека вообразить, что он уже добрался до вершины горы, получается, что ему некуда больше стремиться и некуда пробираться, прикладывая усилия, ибо он знает и понимает все. Только человек, который привык к глубокому анализу, знает, что он не все постиг, и у него есть, что учить и у кого учиться. Личность такого человека постоянно обогащается, и он оказывается прямо стоящим у подножия горы. Раскрытие присутствия Всевышнего опирается не только на интеллектуальные способности человека, но и на его высокие духовные качества. Если человек проникается уважением к себе за те способности, которые у него есть, это закрывает от него самое главное - возможность воспринимать в мире присутствие Того, Кто дает человеку разум. Поэтому перед дарованием Торы, которое само по себе стало величайшим за всю историю раскрытием Творца, потребовались не умственные упражнения, а душевная и духовная готовность людей, развитие положительных сторон характера, основывающихся на скромности и из нее черпающих свою силу. ...
Читать далее...
585

Недельная глава Итро: Когда произошло дарование Торы?

No Comments
Дарование Торы…  С горы Синай прозвучал голос Всевышнего - и сыны Израиля услышали десять заповедей. Но не выдержав, бросились бежать. Потом, по их просьбе, Моше поднялся на гору и говорил с Б-гом. Он пробыл на горе Синай без еды и питья сорок дней и начал спускаться с переданными ему в руки сапфировыми камнями, на которых были начертаны десять заповедей. У подножия горы Синай, увидев, что народ сделал золотого тельца, Моше разбил скрижали. Уничтожив идола и наказав виновных, он поднялся на гору второй раз и еще через сорок дней принес вторые скрижали. Вместе с ними он принес повеление построить переносной Храм. Когда строительство было завершено, Всевышний призвал Моше под полог Шатра Собрания и там на протяжении сорока лет блуждания диктовал ему текст Торы так, что голос был не только слышен, но и превращался в видимые глазом буквы из черного огня. Так что же называется Дарованием Торы? Десять заповедей, прозвучавшие с горы Синай? Первые скрижали, вторые скрижали – или, быть может, то, что продиктовано в Мишкане? В момент звучания голоса гора Синай начала дымиться - материя утрачивала свою силу: способность скрывать от человека единый источник всего сущего. Но когда разнообразие и множество форм перестают довлеть над духовной структурой мира, меняется восприятие человека. Он перестает рассматривать все окружающее как бессмысленное, неупорядоченное множество случайностей. Любое проявление порядка, восстановление связей, выявление общей сути разных аспектов уменьшает ту силу скрытия, которой обладает материя, и приближает к ощущению единого Творца. Постепенное растворение перегородки, отделяющей человека от духовного мира, где присутствие Творца очевидно, называется "рассказ", "речь", потому что различные детали начинают складываться в единую картину, подобно отдельным словам, из которых составляется предложения. По мере того, как человек осознает упорядоченность всего сущего, энтропия и аморфность материи уменьшаются, что делает ее прозрачней для света, который всегда непосредственно связан с Источником и без него не существует. Есть три основных языка, на которых говорит Всевышний, раскрывая человеку единство всего сущего: олам, шана, нефеш – "пространство", "время", "душа человека". ...
Читать далее...
Page 2 of 41234