Воспоминания мамы

Воспоминания мамы

No Comments
БОЛЬ УТРАТЫ ...
Читать далее...
Письма Игаля домой

Письма Игаля домой

No Comments
Здравствуй, мама! По конверту ты уже догадалась, что пишет тебе Игорь, твой средний сын. Начну с того, где я побывал. Помнишь, я тебе звонил и говорил, что я на военной базе? Это чистая правда. Я был там неделю. База находится в горной части пустыни Негев (возьми карту Израиля, найди Беер-Шеву, и оттуда приблизительно десять сантиметров на юг). Место неплохое и интересное. Время зря не потратил - теперь хоть знаю, что такое армия Израиля. Она совсем не похожа на нашу - просто полная противоположность. Узнал, что собой представляет климат пустыни. Ты знаешь, для меня это очень даже неплохо - сухо! Представь себе: тридцать пять-сорок градусов, но дует прохладный свежий ветерок (а иногда и такой сильный, что стоять трудно), и это днем, а ночью прохладно - плюс тринадцать-шестнадцать градусов. Точно как в книгах по географии, о пустынях и полупустынях. Да, еще я понял, что пустыня - это не обязательно пески. А что это - ты можешь увидеть на фото. В общем, было интересно - вставал в пять, ложился в одиннадцать, а днем, во время занятий, засыпал, сидя на стуле. Самое главное - стрелял из автомата "М-16", процент попадания по мишени - шестьдесят процентов.Отдыхом, конечно, неделю не назовешь, но мне понравилось. Позаботься о себе, о своем здоровье и об Эдике с Костей. Прошу, не напрягайся на огороде, он в могилу сведет. Брось ты эту картошку и не таскай ничего. Здоровье, в отличие от продуктов, не купишь. ...
Читать далее...
Друзья вспоминают

Друзья вспоминают

No Comments
Авраам Альтергот ...
Читать далее...
Умер депутат Кнессета Юрий Штерн

Умер депутат Кнессета Юрий Штерн

No Comments
219 aktualia

Саша Алон: «Покуда я стою на Храмовой горе…»

No Comments
3 хешвана (25 октября) этого года «Мидраша Ционит» и Иерусалимский клуб политической песни «Зимрат а-Арец» совместно провели мемориальный вечер, посвященный израильскому поэту и барду Александру Алону (1953 - 1985). Вечер-концерт прошел в Центре наследия Менахема Бегина, в великолепном зале в самом сердце Иерусалима – напротив Старого Города. Задача перед организаторами стояла непростая. Если бы вечер был посвящен автору, знакомому всем, вроде Высоцкого или Окуджавы, - достаточно было бы просто петь те песни, которые хорошо знакомы с детства и любимы «людьми нашего культурного пространства». Однако имя Саши Алона даже в Израиле известно лишь узкому кругу «посвященных». Еврейский парень из Москвы, который оставил дом, семью, учебу – и взошел в Землю Израиля в 1972 году, призвался в армию, стал кадровым военным на флоте, пережил Войну Йом-Кипура и воспел ее в десятках стихотворений, положенных и не положенных на музыку, - он погиб в Нью-Йорке в 1985 году от рук вооруженных грабителей, не оставив после себя ни изданных книг, ни записанных альбомов… Только в конце 90-х годов, по крупицам, его литературный и музыкальный архив был собран энтузиастами, его старыми друзьями и поклонниками на трех континентах – в Москве, в Нью-Йорке, в Израиле. И стало очевидно – это был замечательный поэт, и что не менее важно – человек с уникальной гражданской совестью и еврейской душой. В 2005 году «Мидраша» наконец-то издала диск, на котором зазвучали вновь голос Алона и его пронзительные стихи. Диск так и называется – «20 лет спустя». 20 лет – это целое поколение. Поколение сменилось, а тексты песен и стихов Саши Алона так и остались актуальными, как будто они были написаны вчера, на исходе «второй ливанской»:   ...
Читать далее...
yura2

Встреча в уделе Ашера

No Comments
.                                                   Интродукция. (Историческая справка.) ...
Читать далее...
204 personalia1

Зерах Барнет (1843 – 1936)

No Comments
Еврейский предприниматель Зерах Барнет любил Цион и Йерушалаим. Все свои дни он трудился не покладая рук, и никакие трудности не заставили его отказаться от реализации поставленной цели – ради той Земли, которую он любил всеми фибрами души. Зерах Барнет получил еврейское образование в хедере и нескольких йешивах. Начинал он в знаменитой йешиве «Слободка» (Каунас), а затем перешел в йешиву рава Хаима Кройзера – раввина, который всю жизнь мечтал взойти в Землю Израиля и посеял эту мечту также и в сердцах своих учеников. В 1865 году в йешиву, где учился Зерах, приехал зажиточный купец из Лондона по имени Ицхак а-Коэн Литовский, который предложил Зераху жениться на его дочери. Зерах, который планировал уехать в Палестину, долго колебался, и только по совету и после долгих уговоров своего рава согласился на эту помолвку. Раввин дал ему благословение на то, чтобы он преуспел в Лондоне и собрал достаточно денег, чтобы обосноваться в Святой Земле. Окрыленный этим благословением, Барнет отправился в Лондон. Два года он прожил в доме своего тестя, занимаясь Торой. Параллельно Зерах изучил профессию меховщика, открыл фабрику меховых изделий и весьма преуспел в делах. Однако идея заселения Земли Израиля не покидала его ни на минуту, и в Лондоне он создал «Общество освоения Эрец-Исраэль». ...
Читать далее...
200 kadish1-1

Кадиш

No Comments
  «Полиция разрешила к публикации имена 8 из 9 погибших от рук террориста-смертника в Тель-Авиве в понедельник, 17 апреля».    «Житель Гиватаима, 60-летний Виктор Эрез, прогуливался в праздничный день с внуками по Тель-Авиву. В момент взрыва он закрыл собой мальчиков». ...
Читать далее...
Черно-белые фотографии родственников

Черно-белые фотографии родственников

No Comments
191 razgon

О ветеранах борьбы с Амалеком

No Comments
Евреи-ветераны… Память немедленно подсовывает расхожий образ: ордена и медали (или полоски колодок), памятные знаки, нашивки, мемуары о сражениях и походах… Все так – да не так. …Моего отца, Абрама Разгона, советская власть "одарила" по полной программе: он был исключен из вуза как родственник "врагов народа", затем сам отправился отбывать срок в лагеря Дальнего Востока. Потом государство решило, что раз он молодой и здоровый, то вполне может защищать его на фронте – и бросило в мясорубку первых недель Отечественной войны. На фронте он не прятался по тылам. Несколько раз был ранен. Один из них – тяжело: восемнадцать осколков вонзились в бедро. Семнадцать полевые хирурги выковыряли, один остался. Сегодня он лежит вместе с останками моего отца в иерусалимской земле, на кладбище Масличной горы. Он никогда не вспоминал бои да битвы. Он неустанно возвращался к тому, что на войне человек должен оставаться человеком. И к тому, как именно это можно сделать. ...
Читать далее...
Page 2 of 512345