Часть 8. Еврейское местечко

Часть 8. Еврейское местечко

No Comments
Часть 6. Размышления

Часть 6. Размышления

No Comments
Часть 5. Галут и евреи: рисунки художника в галуте

Часть 5. Галут и евреи: рисунки художника в галуте

No Comments
Часть 3. В пустыне

Часть 3. В пустыне

No Comments
Часть 4. Еврейские праздники

Часть 4. Еврейские праздники

No Comments
Часть 1. Яков и Йосэф

Часть 1. Яков и Йосэф

No Comments
Часть 2. Моше

Часть 2. Моше

No Comments
1113

Заповедь построения цивилизации

No Comments
В Рош а-Шана мы будем праздновать Новый год, который отсчитывается с Шестого Дня Творения, дня создания человека. Тора рассказывает, что сразу после сотворения человека Бог дал ему заповедь: "И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и овладевайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над всяким животным, движущимся по земле" (Берешит, 1:27-28). Всем остальным животным тоже дано было благословение "плодиться и размножаться", но лишь человеку, помимо этого благословения, дано еще и повеление обрести власть над землей. А власть эта невозможна без построения цивилизации, т.е. науки, технологии, культуры. Таким образом, построение материальной цивилизации и освоение земель является не просто полезным действием, цель которого в создании удобств или комфорта, но религиозной заповедью, данной Б-гом человеку. Более того, это первая заповедь, которую получил Адам, и в этом - ее особая важность. ...
Читать далее...
1108

Танах и археология: кто кого?

No Comments
     В 1963-65 годах на раскопках в Масаде (*) участвовали тысячи израильтян - бесплатно, целыми неделями, под палящим солнцем. Зачем и почему? Профессор и бывший начальник генерального штаба Игаль Ядин объяснял это так: «Вдруг был брошен мост через 2000 лет... Насколько велико было удовлетворение, когда они – молодое поколение государства Израиль – раскрыли своими руками живые свидетельства борьбы последних защитников Массады».   В речи перед солдатами, произносившими клятву на Масаде, Ядин говорил: «Когда Наполеон стоял со своими войсками около египетских пирамид, он заявил: «Четыре тысячи лет истории смотрят на вас». Но сколько бы он готов был отдать, чтобы сказать своим солдатам: «Четыре тысячи лет вашей истории смотрят на вас...» Эхо вашей клятвы пронесётся по лагерям наших врагов! Это не менее важно, чем всё наше оружие».    Вплоть до 70-х годов археология играла в Израиле важнейшую роль. Коллекции археологических находок находились не только в музеях, но и в обычных киббуцах, у генералов (Моше Даян, Игаль Ядин) и у простых граждан. Это был один из способов восстановления связи с Землёй, с историей, со своими национальными корнями.     Сменилось одно поколение, – и дух на кафедрах археологии изменился. В нашумевшей статье в газете «Гаарец» в 1999 году доктор Тель-Авивского Университета Зеев Херцог заявил: «Для исследователей сейчас очевидно, что еврейский народ не был в Египте, не скитался по пустыне, не завоевывал Ханаан с оружием в руках и не раздавал завоёванную землю двенадцати коленам...».  ...
Читать далее...
Пять лет спустя

Пять лет спустя

No Comments
"Размежевание", его трагический ход и слабо осознаваемые последствия вытеснили из сводок новостей все другие темы об Израиле. Однако было бы неверно думать, что одностороннее отделение стало эксклюзивной идеей нынешнего правительства страны. Такие шаги уже предпринимались ранее. 24 мая 2000 года был завершен полный вывод израильских войск из Южного Ливана. Тогда это также носило односторонний характер. : Хотя Ливан принимал участие в агрессии семи арабских государств против Израиля в 1948 году, впоследствии <отношения> между двумя странами были менее накаленными. Однако в 1970-1971 годах власти Иордании силовым путем решили проблему палестинского терроризма у себя в стране, что косвенным образом ударило по стабильности в Ливане. Палестинская община в этой стране заметно окрепла, усилившись активистами ООП, высланными и бежавшими из Иордании. Арафату удалось в Ливане добиться того, что он не смог сделать в Иордании, а именно дестабилизировать ситуацию и спровоцировать гражданскую войну. Южный Ливан превратился в неуправляемый никем котел террора, откуда постоянно осуществлялись атаки на Израиль. В 1978 году израильтяне ввели свои войска в Южный Ливан, стремясь снизить этим уровень палестинского террора и защитить своих жителей. Четыре года спустя министр обороны страны Ариэль Шарон предложил премьер-министру Бегину план блицкрига против инфраструктуры ООП в ливанской столице Бейрут. Блицкриг не удался. Бейрут был взят после упорных и продолжительных боев, а Израиль был изображен перед всем миром в качестве страны-агрессора. В 1985 году Ливанская война была официально завершена выводом войск и созданием <зоны безопасности> на юге страны. Бесконечные военные потери в <зоне безопасности> изматывали израильтян. Как полагает публицист У. Мильштейн, именно каскад таких потерь подтолкнул в 1993 году израильское руководство к тому, чтобы запустить <процесс Осло>. В 1999 году после нескольких лет внутренней стабильности к власти в стране пришел Э.Барак. Его предвыборная кампания была построена на конфликте между светской и религиозной частью страны. После трех лет ослабления террора это было, к сожалению, возможно. Сразу после победы Барак предложил комплексное решение арабо-израильского конфликта параллельно на трех направлениях: палестинском, ливанском и сирийском. На всех трех направлениях Израиль собирался отступать. Помимо переговоров, Барак использовал и односторонние действия. Их квинтэссенцией стал выход из Южного Ливана. Как полагают аналитики, это было сделано по следующим причинам. Во-первых, Барак хотел таким образом снизить количество потерь на северной границе. Во-вторых, выведя войска из Ливана, Барак хотел поставить в неудобное положение сирийцев, продолжавших держать там свой контингент. Результатом израильского жеста доброй воли ему виделось подписание мирного договора с Сирией, а затем уже с Ливаном, шедшим в фарватере сирийской внешней политики. Планировалось <убить сразу двух зайцев>, одним эффектным жестом разрубив гордиев узел проблем северной границы. Однако реальность, как и следовало прогнозировать, не совпала с данной теорией. Действительно, израильтяне теперь реже погибают на северных границах, и это не может не радовать. Но подписание каких-либо мирных договоров с Сирией и Ливаном так и не состоялось. Более того, об этом даже и не шла речь в прошедшие пять лет. <Мирный процесс> на северном направлении зашел в тупик. Или, правильнее было бы сказать, что он из него и не выходил. Сирийцы фактически не заметили израильского вывода войск. Для них приоритетной остается <проблема> Голанских высот. И только уступки (то есть капитуляция) израильтян в этом вопросе могут, по утверждению сирийских политиков, реально повлиять на позицию сирийцев относительно признания Израиля. Понятно, что если Израиль спустится с Голан, сирийская сторона просто передвинет дипломатическую границу - заявив, что условием мира является освобождение Западного берега, или Восточного Иерусалима, или еще что-нибудь. Что же касается Ливана, то эта страна продолжает оставаться в тисках гражданской войны. Ее новая, <демократическая> центральная власть весьма условна и не распространяется на территорию всей страны. Поэтому говорить о наличии самостоятельной ливанской внешней политики, как в целом, так и в ближневосточном регионе, пока рано. Таким образом, выведя войска из Ливана, Израиль потерял буферную зону на границе с двумя враждебными государствами и абсолютно ничего не приобрел взамен. Но, кроме двух вышеназванных аспектов, были и другие последствия односторонних израильских действий. И о них стоит сказать отдельно. Как считают многие специалисты, отступление израильтян из Южного Ливана спровоцировало рост победных настроений среди палестинских экстремистов. Здесь необходимо учитывать такой банальный фактор, как различие в менталитете евреев и арабов, а также людей Запада и людей Востока. То, что в Европе или Америке воспринималось бы как проявление доброй воли, попытка цивилизованного решения проблем, мирного выхода из кризиса, в странах Азии и Африки однозначно трактуется как пораженчество, трусость, неумение отстаивать свои интересы силовым путем. Как только Израиль пошел на первые уступки, грянул гром. К осени 2000 года Израиль <познакомился> с интифадой № 2. Вместо камней, брошенных по машинам, появились террористы-самоубийцы, лезущие в автобусы. В отличие от выступлений 1987-1993 годов, эта интифада гораздо более серьезным образом ударила по израильской индустрии туризма. Кроме того, Израиль в этом случае столкнулся уже не с террором одиночек или отдельных групп, а с действиями организованных структур <Палестинской автономии>. Наконец, впервые за многие годы в террор оказались втянуты арабские граждане Израиля. Начатая в 2003 году американская операция против режима Саддама Хуссейна усилила иракских шиитов, которые всячески ищут коалиции с Ираном. Какое светлое будущее ожидает в таком случае шиитскую группировку <Хизболла>, ставшую хозяйкой Южного Ливана, предсказать несложно. Завершить статью хочется еще одним штрихом к израильскому отступлению пятилетней давности. Как известно, в <зоне безопасности> действовали отряды арабов-христиан, союзников Израиля. Армия Южного Ливана была опорой ЦАХАЛа. При отступлении о них почему-то постарались забыть. Эта ситуация вряд ли добавила Израилю потенциальных союзников и сочувствующих. А <жест доброй воли>, судя по всему, в отступлении из Ливана никто и не разглядел. Ури Корогодский, сотрудник Института иудаики ...
Читать далее...
Page 5 of 9« First...34567...Last »